13:46 

антураж

#cicada
my kink is when people admit i was right
до появления скотта еще 5 или 6 сезонов
не знаю, что пошло не так

1300, ари/винс, эр за плохие слова и орфографию
где-то около 3.15

archiveofourown.org/works/133661


«Не думаю, что Винсент Чейз должен определять, куда вам идти, а куда - нет».
— Психотерапевт №5


- Ари, - сказала она (своим неподражаемым я-мать-твоих-детей тоном, означавшим, что ему придется слушать), - это выходит из под контроля.
Может быть, спорный вопрос —

(и да, этот спор у них уже был, Ари его поебал, потому что он пиздец как боится своей жены, а боится, потому что она вселяет ужас и наверняка посещала тренинги каких-нибудь Еврейских Матерей Будущего Америки [в промежутках между часами, когда Ари всецело был дома и уделял непосредственное внимание своим супружеским обязанностям], где ее поэтапно натаскивали, начав с ознакомления с методом пассивно-агрессивных упреков и до раскрытия таланта к запугиванию и ведению психологических войн.
Спор проходил примерно в таком ключе:
- Детка, это бизнес.
- Ну конечно.
А потом она использовала тот прием со скрещиванием рук на груди.)

— ладно, возможно, немного выходит из под контроля, только Ари не видел, что он или психотерапевт с оплатой $500/час могли с этим сделать.
Но все равно пошел, потому что: см. выше.


Психотерапевт номер шесть оказалась ебучей пиздой и говорила фразы типа "Давайте остановимся на этом подробнее" и "Можете использовать любые выражения, которые помогут вам высказаться" вместо того, чтобы просто посчитать его придурок, и кидать в сторону сочувствующие взгляды.
Она разрешала ему принимать звонки, даже не срочные, и терпеливо ждала в своем изящном кожаном кресле, пролистывая старый номер "Нью-Йоркера". Она никогда не приглашала жену, ни разу, и не давала ему ни малейшего повода вылететь из кабинета с праведным возмущением. Как же он ее ненавидел.
И ведь с самого начала знал, что с ней будут проблемы, еще когда сказал что-то вроде:
- Потому что я вот такой бесчувственный невоспитанный мудак, - а она ответила:
- Хмм, - и, - Мне не кажется, вы не имеете ввиду даже одного процента из того, что говорите людям, - и это прозвучало мило, словно Ари ей нравился, а не так, будто подразумевалось "ты моральный урод, готовый украсть леденец у умственно отсталого ребенка и анально изнасиловать новорожденного. тем же леденцом. козел".
Так что он даже не удивился, когда в середине рассказа о том, как Дана пыталась отжать его сделку, которой, ладно, добилась честным трудом, а просто он оказался хитрее, эта стерва сказала:
- Не уверена, насколько этично с моей стороны поднимать эту тему, но пожалуй, я согласна с вашей женой. У вас появились романтические чувства к Винсенту Чейзу, с которыми вы не хотите или не можете должным образом совладать, и это влияет на ваше психическое здоровье.
Наконец-то, подумал Ари, подрываясь с места, и со свирепой решимостью вылетел за дверь, а потом не преминул ею хлопнуть.


Остаток дня он провел в "Развратнице", глядя на уставших женщин с косичками, съезжающих по шестам и губами вторящих словам песни про малышку с черной кредиткой в кошельке за штуку баксов и перепихон с официанткой, а потом он даже остался на вечерний фуршет, потому что Драма стал ныть.
Он ни о чем особо не размышлял, кроме того, где бы достать хороший сценарий вместо имевшихся стопок дерьма, и как отчетливо запечатлелся в памяти Йельский диплом на картонной стене кабинета с уродскими искусственными разводами, как если бы ее обкончала смертельно больная чихуахуа.
Ебучий Йель, ну конечно. Это все объясняло.


- Черта с два я туда вернусь.
Ее глаза прищурились, как у дикой кошки, и. и вообще, он глава этой семьи. Никто ему не указ.
- Чтоб тебя.


Он не хотел, не обязан был разговаривать (мог бы проматывать $500 в полнейшей, могильной тишине каждый проклятый день, каждый. гребаный. час. своей жизни, если бы захотел, спасибо огромное, потому что он настолько хорошо зарабатывал, потому что был настолько охуенным на своей неибически прекрасной работе), так что он не произнес ни слова. Просто сидел там, читал вместе с ней старый номер "Нью-Йоркера" или почти нетронутое издание "Экономиста", слюнявя и загибая уголки страниц, а иногда покусывая корешок, если знал, что она смотрит.
Потом он отправился в свой огромный, экстравагантно застеленный коврами дом и трахал миссис Ари, пока она не кончила (на этот раз без симуляций, он был уверен), потом пошел на работу, чтобы загрести хуеву тучу зелени, потом снова пошел домой, потом еще немного почитал "Нью-Йоркер", пошел на работу и обратно домой (где продолжил работать), и потом они перешли к чтению "Новой Республики".
Он не издавал ни единого звука, пока однажды стерва не сказала:
- Как вы относитесь к открытым бракам?
- То есть, как я отношусь к тому, чтобы моя жена - мать моих детей - могла свободно спать с другими мужчинами? Как я к этому отношусь? А как, блядь, по-вашему, нормальный человек отнесется к...
- Я имела ввиду возможность для вас спать с другими мужчинами. - Она наклонилась вперед, облокотившись на свои белоснежные льняные брюки. Она всегда одевалась так же, как разговаривала: просто и ясно. Судя по ее взгляду можно было подумать, что от Ари ожидался какой-то ответ. Она наблюдала за ним, сцепив руки.
Ему хотелось врезать по ее тупой матке. К счастью, он был джентльменом.
- Скажите, Ари, - она улыбнулась, - вы часто проецируете свои чувства не других людей перед тем, как отреагировать на ситуацию?
Вместо этого он ударил кулаком подушку дивана двенадцать раз.


- Мой психотерапевт считает, что я в тебя влюбился, и я очень надеюсь, что если расскажу тебе, они перестанут заставлять меня туда ходить.
Ари знает по личному опыту, что самый безотказный способ сообщить клиенту о том, чего тот совершенно не хочет слышать - произнести это скороговоркой и как можно убедительнее. Так он будет думать, что ты говоришь нечто крайне важное и невероятно очевидное. Настолько очевидное, что ему станет неловко переспрашивать.
Еще помогает, если встать прямо перед лицом и настойчиво тыкать пальцем. Такое никто не любит.
- Ладно, - Винс хлопнул ресницами и улыбнулся. Очаровательно улыбнулся. Он, конечно, был слегка сбит с толку, но как никто другой понимал, что неисповедимы пути существ женского пола. - Подожди... они?
- Миссис Ари и мисс-все-еще-не-замужем на пятидесятой брачной консультации. Они сговорились, чтобы меня унизить. Это дьявольски жестоко. И, если честно, пиздец как странно. Она никогда не ладила с другими женщинами. Такая самодостаточная, миссис Ари.
Винс пришел в сандалиях - на дворе стоял один из типично жарких дней Лос-Анджелесской зимы. Ремешки продавили розовые полоски на его коже, так что он то и дело рассеянно подтягивал к себе то одну, то вторую ногу, чтобы размять мозоли пальцами.
- Это, - начал он, но замолчал.
На нем была тонкая черная футболка. Он всегда ходил в тонких и черных футболках. Они всегда хорошо на нем смотрелись. Черт.
- Это здорово. Что у нее появилась подруга.
- Наверное.
Не совсем то определение, которое пришло в голове Ари, хотя Винс, все-таки, был доброй души человеком без ненависти в сердце. Разве что к подружкам Эрика.
- Так... - Винс неопределенно повертел рукой в воздухе. - Ты хочешь, чтобы я...
- Что, отшил меня помягче и объяснил, что я все еще очень дорог тебе, хоть мы и никогда не переспим?
- Прочел сценарий.
Теперь Винс улыбался по-настоящему, откровенно веселясь.
- Ну да, это тоже можно.
- Спасибо за разрешение.
- Не то чтобы я хотел долгих прогулок по пляжу, ничего такого.
- Ага, ты же ненавидишь пляжи.
- Песчаных крабов. И песок. И воду. А, еще пальмы. Поебень какая-то. Тощие, жирафоподобные пародии на деревья.
- Вау, это правда, я сильно тебе нравлюсь. - Винс закинул пятки на подлокотник и лениво растянулся по всему дивану. Когда он такое выкидывал, на подушках потом оставалось тепло и сохранялось чуть ли не до полудня. Так люди говорили, другие люди. Ари не был психом. - Подожди, вот расскажу ребятам...
Перед его глазами пронеслась вся жизнь. Она была угнетающе долгой, и большую ее часть Ари провел за криками в экспоненциально уменьшающиеся мегафоны. А за сном явно недостаточно.
- Я убью тебя прямо этим монитором и похороню в мусорном контейнере на заднем дворе, богом клянусь. Давно собирался его заменить. Лойд! Тащи сюда самый большой мешок. - Хотя, Винс довольно высокий паршивец. - Тащи два!.. А ты беги!
- Ари, я пошутил.
- Уматывай, блядь, БЕГОМ!
- В общем, я прочитаю и позже с тобой свяжусь. - Расслабленные руки Винса привычно хлопнули его по спине, пачкая костюм старбакс знает чем, а губы, все еще улыбаясь, уткнулись Ари в шею, и вот это уже было совсем не привычно, как и гладкое прикосновение к щеке, и Винс, весь такой вызывающе худой и необъятный.
Только через минут, эдак, пятнадцать (когда Лойд объявился с горой черных пластиковых пакетов, а затем ушел в непонятках), до него окончательно дошло, что а) Винс покинул офис с отличным сценарием кассового боевика и б) пообещал его прочитать.
Ах да, и еще они поцеловались. Но первые два пункта почему-то беспокоили сильнее.


- Ладно, давайте с этим покончим. - Он смел все журналы в кабинете стервы в корзину для мусора и, складывая руки на колени, опустил свою задницу на диван.

@темы: here i tried, Entourage, к черту блины, будут комочки

URL
Комментарии
2015-04-11 в 16:05 

Олень-Призрак
"Каннибализм - высшая форма человеколюбия" (с)
Охтыжматьмояженщина :wow: :wow: :wow:
Что-то явно пошло не так :eyebrow: Впервые вижу фанфик по Антуражу :crazylove:

2015-04-12 в 03:56 

#cicada
my kink is when people admit i was right
угу, с ними как-то негусто
казалось бы, идеальная среда - ебабельные парни, мизагония 81 уровня, ну че еще надо музе слешеров
псиб

URL
2015-04-12 в 07:37 

Олень-Призрак
"Каннибализм - высшая форма человеколюбия" (с)
Видимо музу слэшеров что-то все же смущает )) Обилие телочек или обилие...ну там вообще...всего :eyebrow:

   

гневик и обидка (◡‿◡✿)

главная