#cicada
my kink is when people admit i was right
850, нц, мкд, фитстинг
бета: ло

h50kinkmeme.livejournal.com/1057.html?thread=41...


Дэнни понятия не имеет, как он оказался в этой ситуации. Правда, ни малейшего понятия, потому что, ебаный боже, это ужасная идея, ужасная, но у Стива был такой взгляд, когда поднялась тема… (И серьезно, нет — серьезно — как эта хуйня вообще могла всплыть в совершенно приличном разговоре? Такого никогда не случалось в Джерси, а ведь в Джерси хватает извращенцев. Хотя это, по сути, не извращение, нет, речь не о том, просто даже в Джерси никто случайно не начинал обсуждать между прочим за пиццей с фруктами, как работает фистинг. Боже.) Так что, да, это было неизбежно. Пусть и совершенно незапланированно.

Самое интересное, что Чин описывал суть идеи с невозмутимым видом, будто до этого тщательно обдумывал мысль о чем-то типа чужой руки в своей заднице — хотя он не уточнял, так что, возможно, мысль была о его руке в чужой заднице, но все равно, — а Коно выдавала настолько откровенные пошлости, что Дэнни надолго расстался с заблуждением о ее чистоте и невинности и начал сомневаться, стоит ли позволять ей помогать Грейс с серфингом, потому что, нихрена себе, она далеко не невинная, но Стив? Стив просто слегка покраснел. Дэнни не знал, заметил кто-нибудь еще или нет (скорее всего, да, а значит, Дэнни конкретно влип, потому что им, вероятно, также известно, что Дэнни автоматически не оставалось ничего другого, кроме как дать Стиву то, что ему нужно, и нет надежды, что Коно отъебется от него с подколками в обозримом будущем), но сам он уже тогда понял, что будет дальше, и вот они здесь, спустя девяносто минут, половину тюбика смазки и множество грязных ругательств, сорвавшихся у Стива с языка.

Стив смотрит на Дэнни потемневшими глазами — обычно в его случае это предвестник скорого взрыва, но в настоящий момент означает, скорее, «пожалуйста, давай, пожалуйста», и Дэнни не может сдержать желание поцеловать ближайшую часть тела Стива, до которой получается достать губами (для протокола — это щиколотка, хотя, если Стив продолжит издавать такие звуки, Дэнни уверен, что оставит на нем еще много поцелуев в куда более интересных местах — много, да потому что Дэнни нравится близость, а то, что умение Стива выражать эмоции ограничивается, по большому счету, швырянием гранатами, угощением фруктовым льдом и одалживанием доски для серфинга, не значит, что он не достаточно ясно показывает, какой степени доверия и единения они достигли в эту минуту, и пусть у Дэнни не было целью добиться от Стива слов любви с помощью четырех сложенных пальцев в непосредственной близости от его простаты, но это не значит, что Дэнни их не слышит). Стив крепче перехватывает себя за голени, разводит ноги немного шире и севшим голосом просит: «Еще».
Дэнни фыркает.
— Детка, у меня осталось не так уж много, что еще можно ввести, но даже за деньги — серьезно, даже за деньги — ты меня сейчас не остановишь, если только не скажешь, что тебе неприятно.
Стив облизывает сухие губы, кивает и снова шепчет: «Еще», и Дэнни смотрит вниз, пытаясь разобраться, как бы развернуть руку, ничего не повредив. Мнению Стива о том, что является неприемлемым ущербом, доверять нельзя, поэтому тот факт, что сейчас он качает бедрами и умоляет глазами и голосом, не означает, что Дэнни должен перестать осторожничать. Он немного вытаскивает руку, чтобы изменить положение кисти, и еще раз двигает обратно.
— Вот так?
Поскольку это Стив со своим стальным прессом и стальными бедрами, он умудряется сложиться настолько, чтобы видеть, как обнаженное запястье Дэнни упирается в его промежность, когда Дэнни сжимает внутри кулак. Потом Стив поднимает взгляд. Его глаза огромные, он тяжело дышит, дергано кивая «да», как будто произносить слова для него сейчас слишком сложно, и снова облизывает губы.
— Возьми его, — говорит он с придыханием. — Пожалуйста. Блядь. Мне… пожалуйста.
И Дэнни не может сопротивляться такому красноречию, поэтому берет в свободную руку член Стива, твердый, как камень, — вопреки всякой логике, — и трет большим пальцем по щели.
Стив вздрагивает, наблюдая за ним, и корчится.
— Все хорошо?
На этот раз он отвечает:
— Блядь, да. Очень. Поверить не могу… боже, Дэнни. Ты там, это так… и ты…
Он бормочет что-то еще, пока Дэнни ему дрочит. По кончику носа стекают капли пота.
— Тише, тише, — успокаивает Дэнни. — Все хорошо.
Он еще чуть-чуть поворачивает руку — никаких резких движений при такой чувствительности внутренних стенок, особенно, когда они настолько растянуты.
— Все хорошо.
Стива начинает трясти — так обычно трясет Дэнни, когда он пытается заниматься йогой, и так никогда не трясет Стива от той же йоги, потому что, вы вообще видели Стива? А затем он издает нечто, похожее одновременно на стон, и всхлип, и животный рык, и наконец кончает.
Их взгляды остаются прикованы друг к другу, пока Дэнни не моргает, а потом он осторожно меняет положение — ему неудобно, но выдергивать кулак он не собирается — и крепко целует Стива в губы, пока тот пыхтит и задыхается.
— Ты этого хотел?
Стив расслабленно откидывается назад, опуская ноги, когда Дэнни начинает осторожно вытаскивать руку.
— Я хотел тебя, — бездумно говорит он невнятным и сонным голосом.
— Я тоже, детка, — отвечает Дэнни. Он уходит за полотенцем, потому что, несмотря на его склонность все планировать заранее, на этот раз вышла промашка. Когда он возвращается, глаза Стива закрыты. — Сейчас я тебя протру, — говорит он. Не хватало еще напугать спящего «морского котика». — Хорошо?
Стив позволяет ему вытереть с себя сперму со смазкой, а потом бормочет:
— Дэнно?
— Да?
— Не думай, что я не отплачу тебе с процентами.
Дэнни смеется и прижимается к его спине.
— Буду ждать.



855, нц, мкд, ванильная пвп
бета: ло

padfootthegrim.livejournal.com/178822.html


Дэнни привык к разным причудам Стива в постели, но бывают ночи, когда его странности проявляются сильнее обычного. Ничего безумного они, в общем-то, не делают, у них нет никаких извращенных кинков. И все же иногда Стив будто теряет голову. Дэнни едва успевает раз десять в него толкнуться, а тот уже кончает себе на живот, дрожит, постанывая и туго сжимая его внутри себя, и Дэнни правда хочет знать, что происходит у Стива в голове в такие ночи.
Иногда он пытается анализировать, но не находит никакой связи. Это случается и ленивыми воскресеньями, и во время быстрого, подогретого адреналином секса на диване после закрытого расследования. И, похоже, это никак не зависит от места и окружения — в офисе, на пляже (как же Дэнни рад, что они не часто там трахаются), на кухне или в спальне. Дэнни в растерянности. Он мог бы просто спросить, но чувствует, что Стив не даст прямой ответ.
Впрочем, Дэнни не возражает. Проблем из-за этого все равно не возникает, потому что, кончив, Стив становится расслабленным и податливым и легко позволяет Дэнни брать все, что ему захочется. А потом прижимается всем телом, напоминая Дэнни о былых деньках с Рэйчел, но так тоже отлично. Так даже лучше. Дэнни придвигается ближе, и Стив соскальзывает в сон под его тихие довольные звуки.


Однажды ночью Стив лежит на спине, плотно закрыв глаза. Дэнни со стоном в него входит, и все восхитительно, как всегда.
— Да, — выдыхает Стив, крепко обхватив ногами его бедра. — Давай, Дэнни, пожалуйста, я…
Дэнни жадно прижимается губами к его горячему рту и толкается вперед. Внутри Стива тесно и жарко, его голова откинута назад, дыхание частое и тяжелое. Сегодня будет одна из тех ночей, понимает Дэнни. Он начинает догадываться, что Стив пытается о чем-то его попросить.
— Нравится так? — тихо спрашивает Дэнни, наблюдая за его лицом, и в то же время проникает глубже. Стив стонет, кивает, но по-прежнему не открывает глаз. — Что мне сделать? Чего ты хочешь? — Дэнни скользит рукой по его животу и берет в кулак его член.
— Тебя, Дэнни, я хочу тебя, хочу, чтобы ты, — Стив переходит на стон, потому что Дэнни начинат натирать пальцем его головку.
— Чтобы я — что? — Дэнни почти рычит, раскачиваясь над ним.
— Кончил в меня, — шепотом отвечает Стив. — Хочу от тебя… — он резко замолкает и распахивает глаза, но Дэнни уже услышал. Его лицо сейчас, наверное, вытянулось так же сильно, как у Стива. Он застывает.
— … Чего?
Стив по-прежнему смотрит на него, но взгляд больше не шокированный, а испуганный и обреченный.
— Эй, — тихо говорит Дэнни, наклоняясь к нему и целует в неотзывчивые губы. Он все еще внутри Стива — откровение не сказалось отрицательно на его возбуждении. — Ты хочешь от меня ребенка? — Глаза Стива снова становятся огромными, но Дэнни чувствует, как дернулся между их животами его член. — Хочешь от меня забеременеть?
Стив сглатывает и кивает. Его дыхание опять сбивается, зрачки почти заслоняют радужку.
— Дэнни, — начинает он, но больше ничего не произносит.
Дэнни наклоняется ближе и шепчет Стиву в губы:
— Хорошо, детка, — а потом еще раз его целует. Стив отвечает без колебаний, и тугой узел у Дэнни в груди рассасывается. Все получится, легко. Он отодвигается, чтобы мгновение спустя врезаться в Стива с новой силой. — Я это сделаю, — говорит он, не отводя взгляд. — У нас будет ребенок.
— Блядь.
Глаза Стива закатываются, веки опускаются. Он вскидывает бедра, пытаясь принять Дэнни еще глубже.
Теперь Дэнни тоже проникся фантазией — у них с Рэйчел этого никогда не было. Грэйс стала счастливой случайностью, но со Стивом он мог все сделать правильно.
— Да, я в тебя кончу, — стонет Дэнни. Его движения ускоряются, он практически вбивается в Стива, а Стив держит его так крепко, что наверняка останутся синяки, но это не важно. Из его груди рвутся острые обрывки звуков, и уже по ним Дэнни может сказать, что Стив близко. — Давай, детка, — произносит он с трудом, — хочу почувствовать, как ты кончаешь, а потом я тебя заполню.
Стив вскрикивает. Его начинает трясти, и между их телами появляется влажное тепло, мышцы в спазмах плотно сжимаются вокруг члена Дэнни. Сдерживаться больше нет сил. Дэнни удается сделать еще несколько толчков, прежде чем он загоняет себя на всю длину и кончает прямо в Стива.
На какое-то мгновение в комнате все замирает. Когда дыхание Дэнни немного выравнивается, он медленно выходит из Стива и ложится рядом, притянув ближе его обмякшее тело. Стив прижимается, уткнувшись носом ему в шею, и ни одному из них не хочется двигаться. Перед сном, конечно, придется все убрать и сходить в душ, но прямо сейчас хорошо и так.
Стив тихо вздыхает, щекоча губами ключицу Дэнни, и шепчет:
— Спасибо.
Дэнни обнимает его крепче.
— Ты от меня не отделаешься, детка, — обещает он.
— Просто я не был уверен, как ты отреагируешь. Я даже не планировал тебе рассказывать. Это глупо.
— Эй, — Дэнни немного отстранятся, чтобы заглянуть Стиву в лицо. — Это не глупо, Стивен. Это кинк, и в нем нет ничего плохого. Ясно?
Стив смотрит на него в упор пару секунд, затем кивает.
— Ясно.
— Нет, я хочу, чтобы ты сам повторил.
Стив закатывает глаза, но все же повторяет:
— В этом нет ничего плохого.
— Молодец, — Дэнни улыбается и садится прямо. — Принесу нам полотенце.
— Давай потом просто поваляемся вместе?
Стив все еще выглядит немного уязвимым, и Дэнни никогда не устанет поражаться тому, как сильно Стив ему доверяет, раз позволяет себе быть рядом с ним настолько открытым.
— Хоть всю ночь, детка.



210, нц, денни/коно
бета: лисенок лис

klutzy34.tumblr.com/post/147491820445


— Фе! — маленькая Малия скривила лицо и отвернулась от золотистой кашицы на ложке, протянутой Коно. Та смотрела на дочь большими глазами.
— Это не может быть наследственным, — заявила она упрямо, помешивая ананасовую кашицу, затем еще раз зачерпнула ее ложкой и наклонилась. — Ну же, милая. Открой ротик.
— Фе! — Малия хлопнула в ладоши. Внезапное движение застало Коно врасплох, выбив ложку из ее рук, и брызги попали на щеку Дэнни и воротник его рашгарда.
— Ладно, — медленно протянул Дэнни, когда их дочь начала дико размахивать руками, скандируя "Фе, фе, фе!". Коно бросила на него взгляд, откинувшись на спинку стула и скрестив руки на груди. Дэнни провел пальцем по щеке и облизнул его. — Я не ненавижу ананасы, просто не могу понять, зачем их нужно добавлять в каждое блюдо, особенно в пиццу.
Он смотрел на жену так же удивленно.
— Ну-ну, — сухо ответила Коно, но потом потянулась к нему, чтобы губами собрать с лица оставшиеся капли кашицы. — Папина дочка с головы до ног, — она усмехнулась и ласково потрепала тонкие темные волосы у Малии на макушке. Рука Дэнни плавно скользнула по шее Коно.
— Но с маминым характером. Она идеальна, — тихо сказал Дэнни, наклоняясь к Коно и нежно целуя. Она взяла в руки его лицо, возвращая поцелуй, а Малия перед ними начала стучать кулачками по пластиковому подносу своего высокого стула и снова морщить нос.
— Фе!

@темы: к черту блины, будут комочки, ФБ, it's a strategic op, here i tried, Hawaii Five-0